ПЯТЬ БЫЛО МУДРЫХ»…(Мф 25:1-2)

christcath Служения в приходе

 Бремя служения Богу и людям в Караганде вместе с мужчинами – священниками делили и женщины, жившие посвященной жизнью. Первой женской монашеской конгрегацией Караганды стала община сестер Служительниц Иисуса в Евхаристии (SJE). Но отсчет истории этой конгрегации следует вести не с 26 ноября 1976 г. (дня, когда в Михайловке, на улице Сейфуллина,138 в условиях строжайшей секретности в присутствии генеральной настоятельницы Аполлонии Петкун и вице-провинциала отца-марианина Франца Рачунаса были приняты в новициат первые кандидатки), а с приезда в Караганду в 1958 г. сестер Гертруды и Валентины Детцель из Грузии. Эти женщины не были монахинями Евхаристками, более того – они даже не знали о существовании такой Конгрегации, но имя Гертруды Детцель по праву занимает первое место в списке подвижниц католической веры среди ссыльнопоселенцев Караганды. В 50-60-е гг. Гертруда собирала вокруг себя девушек, женщин и делала то, что обычно делают священники: проводила общие богослужения, занималась катехизацией детей, отпевала и хоронила усопших. В те дни, когда еще многие священники находились в глубоком подполье, Гертруда возглавляла многолюдные процессии, которые шли из Майкудука в степь – от одного большого креста к другому. Тогда это было четыре больших креста и соответственно четыре стояния, наполненных горячими и долгими молитвами. Кресты были поставлены в память о ссыльных, депортированных сюда еще в 30-е годы: взрослых и детях, умерших от непосильной работы, голода и холода. Ведь поминание тех, кто прошел по этой земле до тебя, – это именно то, что всегда позволяет оставаться человеком и не превратиться в не помнящих родства манкуртов.[1]

Еще во время своего проживания на Северном Кавказе (с. Рождественка под Невинномысском) многодетная семья Вильгельма Детцеля, отца Гертруды, испытала на себе все исторические повороты политики вначале царской России, а затем – Советского Союза. У родителей Гертруда была восемнадцатым ребенком. Воспитанная в семье с крепкими католическими традициями, она с детства любила церковное пение, прекрасно пела сама, а во время мессы жадно впитывала в себя то, что говорилось на проповеди. Рано ощутив в себе дар призвания к служению Церкви, еще подростком, Гертруда в родном приходе перед лицом настоятеля совершила акт посвящения себя Богу. «Наша Гертруда сочеталась с Церковью», – говорили после этого прихожане. Если бы у девушки была возможность поступить в монастырь, она стала бы монахиней, но во времена царской России католики не имели права основывать монастыри. Ощущение своей неполной реализованности не оставляло ее еще долгое время: уже будучи гимназисткой, Гертруда в беседе с настоятелем Тбилисского храма свв. Петра и Павла о. Эммануилом Вардидзе однажды выплеснула всю свою досаду на эту, как ей казалось, «ошибку природы»: «Ну почему я не мальчик? – переживала она. Тогда я смогла бы стать священником»! «Не ропщи и не отчаивайся, – пряча улыбку в уголках губ, говорил ей о. Эммануил. – Кто знает, может тебе суждено сделать то, чего не смогут сделать священники». Эти слова оказались пророческими.

Следует сказать, что Тбилисская католическая церковь свв. Петра и Павла, построенная в середине XIX века на средства ссыльных поляков, не закрывалась властями даже во времена воинствующей атеистической пропаганды. Долгие годы ее настоятелем был отец Эммануил Вардидзе. В начале 20-х годов он тайно был назначен Апостольским администратором Кавказа. Это был человек высокой духовности, огромных знаний, полиглот, учившийся в Риме. За годы репрессий он перенес более сотни обысков, шесть арестов, этапы и ссылки, в том числе с 1936 по 1940 гг. – в Караганду.

Отец Эммануил обладал неповторимым даром привлекать души ко Христу и Церкви, и его прихожанами, кроме немцев, поляков и грузин, были армяне и ассирийцы, французы и испанцы. Возможно, именно его пример усилил детскую тоску Гертруды по священническому призванию. После установления большевистского режима на Кавказе Католическая Церковь Грузии была брошена «на выживание». Вся литература была конфискована: Слово Божие звучало только в Евангелии и в проповедях отца Эммануила. Но среди верных сохранялся особый евангельский Дух, и все попытки его «вытравить» ни к чему не приводили. Сбывалось речение, обещанное Христом Своему апостолу, покровительству которого был поручен тбилисский храм: «Ты наречешься Кифа, что значит «камень» (Петр) (Ин 1: 42) и на сем камне я воздвигну Церковь, и врата ада не одолеют ее». ()

Решив однажды посвятить свою жизнь Богу, Гертруда приняла на себя обеты бедности, целомудрия и послушания. Ее пример и исповедуемые ею в домашней среде принципы влияли на формирование мировоззрения других девушек и женщин – духовных сестер Гертруды (среди них, прежде всего, следует отметить Клару Ромме, с которой впоследствии Гертруда работала в Караганде). И хотя о вступлении в монашеский орден или конгрегацию тогда не могло быть и речи, Гертруда и ее окружение вели воистину монашеский образ жизни, служа Церкви: помогая подпольному и заключенному священству и монашествующим, готовя детей к Причастию, организуя молитвенные встречи для детей и взрослых.

С началом войны Гертруда как подходящая по возрасту и бездетная женщина была отправлена в трудармию в Казахстан. Там она также собирала людей на молитву, крестила, учила детей, помогала хоронить усопших. В женском бараке под руководством Гертруды был воздвигнут алтарь, и верующие соблюдали все религиозные праздники и обряды. На нее несколько раз доносили, и, в конце концов, посадили в тюрьму на 5 лет. Но, как говорил о. Владислав Буковинский, молиться можно всегда и везде, и душа отовсюду может найти свой путь к Богу. Пока Гертруда отбывала свой лагерный срок, вокруг нее образовалась новая молитвенная группа, а судьи, которым пришлось после смерти Сталина в период амнистии пересматривать дело Г. Детцель, поспешили ее освободить: «Эту немку нужно выпускать побыстрее, а то, глядя на нее, у нас тут скоро все будут молиться».

После освобождения из лагеря Гертруда попыталась было вернуться домой, но в соответствии с указом Президиума Верховного Совета от 26. 11. 1948 немцев откровенно изгоняли с их поселений, отказываясь прописывать на прежние места жительства. Тогда вместе со своей сестрой Валентиной и старенькой     матерью Гертруда переехала в Караганду, где устроилась работать санитаркой. К грязному и тяжелому труду женщине было не привыкать, но, когда ей приходилось убирать расчлененные лягушачьи фрагменты после очередных занятий по анатомии у студентов, тошнотворную работу она, не дрогнув, выполняла со словами: «Аus Liebe zu Gott» («Из любви к Богу»).

Епископ Александр Хира частенько говаривал: «Гертруда – это ангел в человеческом облике». Именно он, однажды познакомившись в Караганде с Гертрудой и объединившимися вокруг нее девушками (вначале – Валентиной Детцель и Кларой Риттер, а впоследствии – Кларой Ромме, Анной Мерковской, Флорой Штивих, Елизаветой Мартин и др.), в 1958 г. принял их в Третий орден св. Франциска (терциарок), постоянно поддерживал их и наставлял духовно, руководя их формацией. Девушки, оставаясь мирянками, по сути являлись монахинями, соблюдая все правила монастыря: ежедневно – духовные чтения, размышления над ними и молитва, сохранение молчания и жизнь в бедности. Гертруда, с ее даром катехистки от Бога, проводила молитвенные собрания, Клара Ромме, у которой был ангельской чистоты голос и красивый почерк, разучивала с верующими религиозные песни и от руки переписывала тексты этих песен и молитвы, потому что ни у кого не было религиозной литературы и молитвенников. Иногда Кларе приходилось просиживать над этим делом ночи напролет, чтобы обеспечить всех желающих текстами. Бывали периоды, когда жившим в Караганде священникам приходилось, скрываясь от властей, на месяц и более «залечь на дно», ничем себя не выдавая. В такое время всеми встречами верных и подготовками к Таинствам руководила Гертруда.

Ее жизнь мирянки – подвижницы и свидетельницы веры продолжалась до 16 августа 1971 г. Тысячи подготовленных ею детей по всему Казахстану, десятки тысяч укрепленных ее свидетельством взрослых стали той благодатной почвой, на которой впоследствии проросли семена монашеских призваний. Благодаря жизни и свидетельству Гертруды Детцель многие семьи сумели обрести и сохранить истинный дух католичества, который за пределами Караганды практически везде был утрачен. И поэтому, когда в июле 1976 г. в Караганду прибыли первые сестры Служительницы Иисуса в Евхаристии (это были с. Ядвига Виршуте и с. Леокадия Вайчите), недостатка в призваниях не было. Как вспоминал епископ Иосиф Верт, каждая добрая девочка из хорошей католической семьи считала, что она обязательно должна стать монахиней. Одновременно к сестрам Евхаристкам поступили более 20 девушек из Караганды, и с. Ядвига, как настоятельница, возглавила подготовку новициата.

Согласно официальному Декрету Конгрегации, основанной блаженным епископом Георгием Матулевичем в начале 1920-х гг., сестры Евхаристки в соответствии с каноном и собственной Конституцией, кроме соблюдения заповедей, общих для всех верных, приносили три постоянных обета: бедности, целомудрия и послушания, а также предавались делам милосердия, и особенно обучения девушек, не только среди католиков, но также среди не католиков».[2] Уже через 4 месяца подпольного пребывания монахинь SJE в Караганде, 20 ноября 1976 г. в доме по ул. Сейфуллина, 138 о. Франц Рачунас, вице-провинциал отцов – марианов, и генеральная настоятельница с. Аполлония Петкун приняли в новициат (в послушницы) Конгрегации Сестер Служительниц Иисуса в Евхаристии первых девушек – кандидаток из Казахстана. Были приняты: Мария и Ида Фейст, Валентина, Анна и Мария Шмидтляйн, Елена Хатикова, Роза Деймунт и Ида Вельтер. Богослужение проводилось в полной конспирации, и день 20.11.1976 г. по праву считается началом служения сестер Евхаристок в Казахстане.

С официальным открытием храма св. Иосифа работа сестер в Караганде стала уверенно набирать темпы и развиваться более открыто. Монахини, собираясь в домах у надежных людей, катехизировали детей и молодежь, во время летних каникул готовили детей к Первому Причастию, организовывали группы министрантов, занимались с девочками, навещали больных и умирающих, подготавливали все необходимое для проведения литургических процессий. Все необходимое для храма убранство ко всем праздникам сестры шили и вышивали сами, привлекая к совместной работе молодежь и взрослых. 22 августа 1977 г. в постулат сестер Евхаристок были приняты первые 4 кандидатки: с. Флора Штивих, с. Анна Мерковская, с Антонина Машке и с. Клара Риттер, а 30 августа 1983 г. – в год смерти епископа Александра Хиры – местные карагандинские сестры – воспитанницы Гертруды Детцель принесли вечные монашеские обеты.

Имя одной из них – сестры Клары Риттер (1925-2006), человека преданной и глубокой молитвы, верующие Караганды и сегодня вспоминают с особым благоговением. Вместе со своими родителями и сестренкой Клара Риттер приехала в Караганду в 1957 г. До этого в 1942 г. ее отца отправили в трудармию, а маму и двух девочек сослали на север: в Красноярский край, в поселок Покусное Туруханского района. Здесь, проживая под строгой комендатурой, 17-летняя Клара вместе с другими молодыми женщинами рыбачила на Енисее. С ранней весны до поздней осени без специального снаряжения и одежды женщины ловили рыбу, стоя в ледяной воде в резиновых галошах. Так изо дня в день девушка теряла здоровье, возвращалась домой с отекшими от холода ногами и занемевшей спиной. По воспоминаниям с. Клары, работа продолжалась в любую погоду, а едой служила та же самая замороженная рыба, натертая на терке (строганина), которую ели прямо в лодках, в которых и работали. Выловленная женскими руками рыба (осетр, лосось и стерлядь) отправлялась самолетами в Москву и шла на столы партийной советской номенклатуры. Так продолжалось долгие 12 лет, а в 1954 г. Кларе повезло, и она смогла устроиться продавщицей в магазин. В том же году вернулся из трудармии ее отец. С. Клара вспоминала, что все это время она, мама и сестренка много молились о его возвращении, время от времени даже уходя в лес и молясь там с распростертыми руками. Отец Клары вернулся одним их первых, хотя многие физически более сильные мужчины умерли в трудармии. Именно он, побывав среди родственников, разбросанных в ходе сталинских репрессий по всему Советскому Союзу, принял решение перевезти семью в Караганду, руководствуясь тем, что «Везде можно жить, но в Караганде – там вера, там есть священники» …

Переехав в Караганду в октябре 1957 г., с. Клара вскоре приняла Первое Причастие, а, сдружившись с сестрой Гертруды Валентиной Детцель, вступила в Третий орден св. Франциска. Когда в Караганде началось строительство храма, с. Клара, имея опыт продавца, помогала о. Альбинасу с оформлением документов и финансовых отчетов. Став постуланткой Конгрегации сестер Служительниц Иисуса в Евхаристии в августе 1977 г., в 1980 г. она принесла первые обеты, а в 1983г. – вечные. Вся канцелярская работа прихода св. Иосифа была на плечах этой женщины, которая в будни занималась монастырской кухней и огородом, а по воскресеньям – навещала стариков и больных.

Любовь к молитве и св. Мессе с. Клара пронесла через всю свою жизнь, последние 14 лет которой были бы просто невыносимы без этой искренней и глубокой любви. В начале 1990-х годов начали сказываться последствия изнуряющей работы во времена сибирской ссылки: боли в коленных и голеностопных суставах, преследовавшие ее всю жизнь, сменились образованием обширных трофических язв. К последнему году жизни ноги с. Клары превратились в одну сплошную рану: каждое движение стоило неимоверных усилий, а сильные боли не позволяли заснуть по ночам. Тем не менее, она старалась обслуживать себя самостоятельно, стараясь по возможности не обременять других сестер, которым все чаще и чаще приходилось ей помогать. При всем этом с. Клара Риттер продолжала излучать вокруг себя радость, доброту и сострадание к чужим нуждам. Лишенная возможности передвигаться, с. Клара сочла, что теперь молитва должна стать ее основным занятием и потому, не теряя ни минуты, молилась за всех, и всех, кого бы она ни встречала, заверяла в своей молитве. Люди всегда видели ее улыбающейся, несмотря на то, что все это время она шла за Христом путем Его скорбных тайн. На вопрос: «Как вы, сестра Клара»? – она неизменно отвечала: «Хорошо, хорошо, я молюсь за вас, молюсь…», и молитва была для нее самой жизнью. Тот, Кого она так почитала во Святых Дарах и Которого благодарила за все, призвал ее 16 июня 2006 г., накануне Своего Торжества Евхаристии – праздника Тела и Крови Христовой. Дар радости в страдании, обретенный с. Кларой по ее плодотворной молитве, стал открытым свидетельством поколения католиков, перенявших свет веры от многих карагандинских мучеников и святых; а сама сестра Клара Риттер – еще одной заступницей Конгрегации сестер Служительниц Иисуса в Евхаристии на небесах.

[1]Манкурт – насильственным образом лишенный памяти человек, обреченный на вечное рабство. «Технология» превращения полноценного человека в манкурта подробно описана в романе киргизского автора Чингиза Айтматова «Буранный полустанок: И дольше века длится день». В современном языке термин активно используется для обозначения людей, разорвавших свои духовные связи с воспитавшей их культурой.

[2] История Конгрегации. Из архива Сестер Служительниц Иисуса в Евхаристии в Караганде.

You May Also Like..

Этот мир преображается в Царство Бога

В то время: Иисус сказал народу: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю; и спит, и […]

Сатана побеждён

Приходят в дом; и опять сходится народ, так что им невозможно было и хлеба есть. И, услышав, ближние Его пошли взять […]

Крещены во имя Отца и Сына и Святого Духа

В то время: Одиннадцать учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус. И, увидев Его, поклонились Ему; а […]